Общество

Прошло шесть лет с начала войны на востоке Украины

Шесть лет в Украине длится война с Россией. В апреле 2014 года началось вооружённое противостояние на востоке страны. На оборону стали тысячи граждан, которые отправлялись на фронт по мобилизации или же как бойцы добровольческих подразделений, передаёт Информ-UA.

Участник боевых действий на востоке Кирилл Недря рассказывает: понимание того, что в Украине будет война, было уже во время Революции достоинства.

война

Определённое понимание того, что мы придём к этому, было с событий на Майдане в декабре. Одна из моих специальностей – политолог. Поэтому у меня есть интерес к политическим событиям и я умею их анализировать. Тогда медийное пространство у нас было другое. Фактически единое с нашим соседом. Я понимал, что ситуация нагнетается, она подводится к стиранию барьеров между насилием и не насилием, между мирным протестом, и не мирным протестом. Было понятно, для чего это делается. Для возможности легитимизации силовой возможности решения конфликта. А точкой невозвращения стала аннексия Крыма. Когда начался даже не сам захват, а ещё до того. Начались определённые массовые выступления, блокада наших военных частей. У меня было полное понимание, что будет дальше. Для меня началось всё с того, что в конце февраля 2014 года мне позвонили из военного комиссариата по поводу сверки документов. В конце марта меня вызвали в военный комиссариат. И 1 апреля мы отправились в пункт постоянной дислокации легендарной 93-ей отдельной механизированной бригады «Холодный Яр».

А по словам волонтёра Василия Чабанова, стало очевидно, что события сами собой не решатся, когда активно Государственная Дума РФ начала принимать законы о том, что было разрешено вводить войска на территорию Украины, и начали принимать уже конкретные законы о присоединении Крыма.

Это было только начало событий, но уже было всем понятно, что Россия не остановится в своих имперских надеждах вновь включить Украину в свои ряды. События, которые начались в Донецке, Луганске, активный завоз людей, которые начали устраивать там митинги, и давать понять, что это так просто не пройдёт,

– говорит волонтёр.

Чабанов пришёл в начале марта в Штаб национальной защиты, созданный в Днепропетровской области. Говорит, там собиралось достаточно большое количество людей. Для того чтобы записаться в формирование, необходимо было несколько часов простоять в очереди. На то время было сформировано 17 сотен, в которые входило около 200 людей. Что касается областного военкомата, то туда записалось более 10 тысяч человек, по состоянию на начало апреля 2014 года.

Мы проводили тренировки для того, чтобы в случае возникновения активной фазы, начала действий в Днепропетровской области быть готовыми защитить регион. Когда в апреле начались боевые действия, у нас возникла задача оборонять Днепропетровщину. Тогда Штаб защиты развернул 39 блокпостов,

– рассказывает волонтёр.

По городам Украины начались попытки захвата административных зданий.

Лично я считаю, что не нашлось, к сожалению, в Донецке и Луганске достаточной поддержки людей. К тому же, уже несколько лет до того шла подготовка к акциям захвата органов власти. На стороне этих преступников были правоохранители, которые и должны были оказать сопротивление. Это и Служба безопасности Украины, и тогдашняя милиция. Если вспомнить, то уже на начале 2004 года по Донецку ходили люди с флагами так называемой Донецкой народной республики. Никто из правоохранителей не уделял этому внимания,

– рассказывает Чабанов.

На тот момент заканчивалась боевая подготовка 5-ой роты 93-ей отдельной механизированной бригады «Холодный Яр». Кирилл Недря был заместителем командира этого подразделения. В середине марта бойцы отправились на фронт. По мнению Недри, решить этот конфликт невозможно было без боевых действий:

Был только один другой вариант – "сложить лапки", согласиться с аннексией Крыма, перераспределением контроля над Донбассом. Речи о самостоятельном определении собственной политики вообще не было. Всё началось с того, что мы сделали политический поворот на 180 градусов. После того, как на саммите было принято решение, что европейская перспектива – это пока что не для нас. Если бы это принялось на тот момент, я думаю, что вполне возможно, что обошлось бы без вооружённого конфликта. Но это и является феноменом нашего государства, которое породило необходимость считаться с нами. Феномен массового подъёма людей.

Идти на фронт было осознанным решением каждого, отмечает Кирилл Недря:

На тот момент мобилизация казалась чем-то таким, что всех обязали, всем дали повестки и все пошли. Но законодательное регулирование этих вопросов было, мягко говоря, никаким. Некоторые разворачивались и убегали. И последствий никаких не было. Насколько я знаю, по 2014-2015 годах практически нет судебных приговоров за дезертирство.

На сегодняшний день многие граждане забывают о том, что на востоке Украины война продолжается. Но, несмотря на все трудности Украины, главной проблемой остаётся война, говорит Недря:

За всеми политическим, экономическими проблемами, коронавирусом не нужно забывать, что у нас уже 6 лет убивает не только вирус, нас убивает враг.

]]>